15:47 

Про камни и перья

сухой_лугоцвет
вещи_в_себе
Стриж черный. Расцветка буровато-черная со слабым зеленоватым отливом. Летом перья сильно выгорают и общая окраска бледнеет. Клюв и ноги черные. Пальцы маленькие, направлены вперед. Длина крыла 15-18 см, вес 95-110г.

В тот вечер солнце садилось быстро. Тень съела уже половину дома, а Аннеке едва успела разложить на солнце цветы цикория и зверобоя. Сырые, слегка увядшие стебли источали душный лекарственный запах, привлекающий бронзовых мух. "Уж больно ароматно, - подумала Аннеке. - К дождю". Влажный тяжелый воздух впитывал в себя запахи со всей округи: яичный аромат жареных гренок из открытых соседских окон, земляничный запах туалетного мыла, что плавало в корыте, и дух пыльцы с картофельных цветков. Аннеке с минуту помешкала, то отправляясь в дом, то неуверенно кидая взгляды на разнотравье. Потом она запрокинула голову и широко открыла рот, будто черное натянутое небо желало быть проглоченным ею. Она вновь бросила волнительный взгляд на цветы и шагнула на крыльцо.
Перед Аннеке на столе лежала гора поморщившейся от погреба картошки. Раздевая ее, девушка несколько раз порезалась, но так и не решилась включить свет. Густые сумерки стучались к ней в окна. И чем громче был стук, тем ловче Аннеке углублялась по спирали внутрь картофеля, избавляя его от почерневших глазков. Сумерки гневались, продолжали стучать по хрупкому оконному стеклу и грозили в случае непослушания привести с собой дождь. Но Аннеке не открывала. Иногда в ее руки попадался картофель с такими глазками, что винтовые обороты лезвия ножа разламывали плод пополам. И тогда Аннеке, глядя на заполняющую пустоту содержимого, понимала, что спасать здесь нечего. Гнилая картошка откладывалась в сторону на съедение птицам.
Сумерки втянули в свои легкие побольше воздуха и цепко ухватившись за подоконник, медленно пробрались в кухню к Аннеке и привели с собой обещанный дождь. "Мои травы!" - воскликнула девушка и побежала во двор спасать стебельки и уносить с собой запахи со всей округи.

Считается, что ласточки низко летают перед дождем. На самом деле деревенская ласточка практически всегда кормится на небольшой высоте, а городская ласточка и стрижи - высоко в небе. Теплыми летными вечерами, во время массового лета насекомых, городские ласточки и стрижи тоже спускаются вниз, но с прогнозом погоды это никак не связано.


Сумерки уже давно перестали злиться на Аннеке, а дождь не прекращался целую ночь. И Аннеке, лежа в своей постели, звала сумерки обратно. Но сумерки не возвращались, как и все живое, что когда-то гостило в этом доме. И это одиночество прокручивало свой нож в теле девушки, разрезая полость ее души для того, чтобы убедиться, что ее содержимое непременно будет брошено на корм птицам. А погружаясь в сон, Аннеке стягивала с себя теплые носки, пронося их сквозь потемки одеяла к самому лицу. Потом она прятала их под подушкой и, не разжимая из кулака, засыпала спокойной, ощущая всей крепостью ладони тепло и мягкость ткани.

Стриж селится в разреженных лесах, где есть одиночные деревья с дуплами, в скалистых береговых обрывах.


А однажды, перебирая физалис, Аннеке услышала стук в окно и, не оборачиваясь, прогнала сумерки, гневно воскликнув: "Лей-лей, не жалей! Сколько бы дождь не танцевал, чаша моей души не имеет дна. Пусть заполняет стенки! Пусть будет принят землею!" Но сумерки не уходили. Они стучали так громко, что сотрясались стены дома. Старые фотографии срывались с гвоздей, подушки прятались под кроватью. Аннеке крикнула все так же не оборачиваясь: "Не боюсь я тебя! Убирайся прочь!" И на мнгновение все затихло. Вдруг резкий звон разбитого стекла заставил Аннеке подскочить и опрокинуть миску с физалисом. Рядом с ее ногами лежал большой камень, а в разбитую воронку стекла смотрел человек. В каждом кармане его одежды лежало по ложке. Он поклонился и сказал: "Впускай Аннеке. Буду есть тебя. Если ты и впрямь бездонная, то я останусь сытым. Если же нет - с голоду не стану помирать, а пойду есть других".
Аннеке впустила. Говорят, что человек ел ее всеми ложками попеременно и не знал ни дна, ни голода. А когда насытился так, что рубашка его стала трещать по швам, он покинул постель, в которой мирно спала бездонная Аннеке. Человек с ложками закрыл за собой дверь с первыми утренними песнями птиц.

У стрижей отсутствует период семейной после гнездовой жизни. Считается, что молодые стрижи вылетают из гнезда и сразу же покидают свою гнездовую территорию. В это время взрослые птицы еще могут собирать корм для птенцов, кормить которых им уже не придется.

Долго еще Аннеке заглядывала в оконную пробоину, ожидая человека с ложками. Только не чищенные овощи горкой лежали на ее кухонном столе. Шли годы, а Аннеке так и прислушивалась, ожидая узнать возле себя звон серебряных ложек. А когда наступила зима, то решила забросать камнями глубокое пространство своей души, чтобы выложить дно.

Стрижи не являются строго гомотермными (теплокровными) существами. В случае голодания температура тела птенцов становится неустойчивой и спускается иногда даже до 20 С. При таком падении температуры стрижи впадают во временное оцепенение, и в этом состоянии птенцы могут переживать без вреда для себя голодовку в течение 9 и даже 12 дней.


Забросав себя надежно камнями, Аннеке вернулась к своим привычным делам. Она готовила овощи, в которые забывала положить соль; полоскала простыни, которые забывала натереть мылом и засыпала, забывая сжимать в кулаке носки. Стекло в окне она поменяла, а сумерки впускала тут же без споров. И те по-кошачьи, свернувшись в клубок, складывались возле ног Аннеке.
И однажды стены ее дома вновь вздрогнули от звона разбитого стекла. Только Аннеке не шелохнулась. "Уходи, человек с ложками," - сухо произнесла она. "Не могу, - ответил незнакомый голос. - Подай, пожалуйста, камень". Аннеке обернулась и увидела человека, прежде никогда не встречавшего. У него не было ни ложек, ни карманов. У него вообще ничего не было. Аннеке подала человеку камень, разбивший окно. Тот забрал и попросил, протянув открытую ладонь: "Еще". Аннеке вынула камень из своего горла. Человек забрал и попросил продолжить. Аннеке вынула камень из своего сердца. Так, до самой ночи, камень за камнем человек стал расчищать бездонную душу Аннеке от тяжести и завершенности. А когда внутри нее не оказалось дна, сумерки привели с собой дождь, посмотреть на чистую Аннеке. И девушка воскликнула: "Ой, мои травы намокнут!" Аннеке стремительно побежала из дома, оставляя под пятками измельченный в крошку камень.

Живущие у берегов моря стрижи вылетают нередко стаями поздно вечером в открытое море и проводят всю ночь в полете. Длительность нахождения стрижей в подобном ночном полете в зависимости от времени года может колебаться от 4-5 до 7-8 часов. Возвращаются эти стрижи к гнезду на рассвете.



*данные о стрижах найдены на сайтах www.floranimal.ru и www.allforbirds.net


URL
   

ядовитые_сказки

главная